Иконописных дел мастер

На счету этого человека - росписи храмов в Донецке, Славянске, Константиновке… Его мастерство оценили и в Польше, где по окончании росписи собора он был награжден медалью. Речь идет об иконописце Викторе Ивановиче Павлове, который живет и работает в Краматорске. Хотя в его дипломе значится, что по профессии он - разрисовщик сувениров.

В свое время Виктор Иванович закончил Владимирское художественное училище в России; он как раз попал в экспериментальную группу, в программу которой входило иконописание и реставрация икон. Но занятия по реставрации вскоре отменили, и учащиеся занимались изучением народных промыслов: Палех, Мстера, Холуй… А практику проходили на сувенирной фабрике - писали ложки, плошки, лаковые миниатюры. И вскоре в дипломе была сформулирована специальность - разрисовщик сувениров.

Но во время учебы во Владимире произошел любопытный случай. Однажды Виктору Ивановичу друг подарил икону Христа Спасителя. Он нашел ее в грязи, прямо на дороге, и отдал ему. Когда юный художник ее отмыл, то с удивлением обнаружил на обратной стороне надпись на церковнославянском языке. Она гласила, похоже, о том, что эту икону следовало писать по заданному образцу. И хотя саму надпись разобрать и сегодня сложно, "юсы" и "еры" видно достаточно хорошо до сих пор. Сегодня эта икона находится у Виктора Ивановича в мастерской. Может быть, она в какой-то степени и определила дальнейший род занятий разрисовщика сувениров - с 2000-го года он начинает заниматься написанием икон.

Как делаются иконы

Мастерская Виктора Ивановича - две небольшие комнатки, где стоит компьютер, на столах - баночки с красками, кисти, киоты и неоконченные иконы. Большие мощные лампы и толстые альбомы по иконописи.

- Для того чтобы написать икону, мне требуется около месяца, - говорит иконописец. - Сначала берется доска - обычно липовая. Затем на нее клеится паволока - ткань типа марли, только льняная. Сверху наносится левкас - своеобразная смесь мела и клея (но сегодня это можно заменить хорошей шпатлевкой). После этого поверхность будущей иконы ровняется при помощи пемзы и шкурки, и на нее переносится рисунок. И уже после всего икона раскрывается в цвете. Хотя некоторые художники до раскрытия выполняют еще и золочение…

Виктор Иванович достает небольшую квадратную коробочку, вынимает лист папиросной бумаги, на которую нанесен тонкий слой золота. Прикладывает его к изображению, проводит пальцем - и вот одежды Спасителя засияли золотом.

- Когда изображение готово, - продолжает Виктор Иванович, - по иконе растирается лифа, а затем все покрывается лаком. После всех этих процедур икона наконец-то принимает свой цвет, становится глубже, на ней словно бы проступают этапы моей работы. Вот видна одна складочка на одежде, вот другая… И когда близко рассматриваешь икону, то в ней словно открывается свое пространство. В чем секрет? В том, что пишу я прозрачными жидкими красками. Если же использовать густые краски, то икона получается плотной, тяжелой, скованной.

- А с чего начинается роспись храма?

- С эскиза, в котором я учитываю, в честь какого святого или праздника построен храм. Затем согласовываю эскиз с настоятелем храма, выслушиваю его замечания и приступаю к работе. В этом плане интересна наша работа в Донецке, в храме святителя Игнатия Мариупольского.

Тогда настоятель сам предложил эскиз росписи, я проработал детали - и в результате на свет появилась новая икона - "Исход греков из Крыма", которая сегодня украшает стену этого храма.

Хотя такое тесное сотрудничество получается далеко не всегда. Помню, однажды мы расписывали собор. Писали Троицу и, как полагается, в чаше - голова тельца. Батюшка посмотрел-посмотрел и говорит:
- Виктор, прошу тебя: переделай Троицу, вместо тельца напиши виноград.
- А зачем? - спрашиваю я.
- Ну, знаешь, отрезанная голова… Как-то некрасиво выглядит.

Мне трудно было что-то ему объяснить. В результате действительно пришлось переписать - изобразили виноград в чаше. Сначала виноград написали в каноне, но он сказал, что лучше в реализме. В результате получилось каноническое изображение Троицы и чаши, а в ней - натуральный живописный виноград…

И при подобных ситуациях я лишний раз убеждаюсь, что батюшки должны очень хорошо знать иконографию. Особенно каноническую.

- Виктор Иванович, вы уже не первый год расписываете храмы и можете оценить, насколько профессионально работают специалисты в этой области…

- Я очень ревностно отношусь к росписи, причем не только к своей. Порой когда захожу в храм и вижу качественную роспись, то душа радуется - вот, мол, какую красоту может наш народ сотворить! А иногда видишь: такое на стенах намалевано, что поневоле глаза опускаешь и выйти побыстрее хочется. Однажды в Крыму мы увидели интересный храм: на стенах, кроме крестов, были еще и якоря. А внутри - просто поразительная роспись! Я специально подошел и поинтересовался: кто же это писал? Оказалось, что работали художники с Западной Украины и из Киева. Но это, скорее, можно отнести к разряду исключений. Потому что на сегодняшний день крупных специалистов в области храмовой росписи в Украине нет, нет школ иконописи даже при епархиях и монастырях. В России положение немного лучше - там есть иконописные школы (в том же Владимире, Курске), где учат настоящей технике писания икон.

Современная икона

- А какой же должна быть настоящая икона? Среди нынешнего разнообразия предложений запросто можно растеряться: есть канонические иконы и живописные образы, сделанные "под старину", и просто перепечатанные картинки с изображениями Христа и Богоматери в окладах из фольги. Понятно, что на всех изображены святые, но все же - все ли равно, каким образом написанную икону иметь перед глазами?

- С таким вопросом я сталкиваюсь постоянно, когда батюшки начинают обдумывать, как расписывать храм - живописная роспись или канон? Но я не понимаю, над чем тут задумываться. Ведь когда дело доходит до службы, то все тексты читаются на церковнославянском языке. И никто не обсуждает вопрос: на каком языке читать сегодня Евангелие? Если в алтаре строго установлены места для престола и семисвечника, то никому в голову не приходит поставить их по-другому. Почему же следует размышлять по поводу росписи? Для меня ответ однозначен: роспись должна быть только в каноне. Хотя, конечно, мы расписываем храмы и живописно - это уже как скажет настоятель.

- Но почему же столь категорично? Чем плоха живописная роспись?

- Понимаете, в реалистическом изображении отражается прежде всего настроение самого человека; в такой образ художник вносит много своего - свое видение, свое понимание. А в иконе этого быть не должно. Потому что те люди, которые пытаются сделать что-то по-своему в храме (в том числе и в иконе), очень часто попадают впросак. Один раз видел я вырезанное Распятие: добротное, хорошо сделанное, видно, что художник всю душу вложил. Только вот вместо голубя - гусь. Видно, захотел мастер изобразить голубя по-своему. А вышел - гусь…

Поэтому когда пишешь икону в каноне, постоянно себя одергиваешь, заставляешь "притормозить", чтобы не выйти за рамки установленных правил. Знаете, это как на дороге: положено ехать 90 км/ч, а ты можешь не заметить, как разгонишься до 160-ти… И приходится давить на тормоз, чтобы не создать проблем себе и другим. Кроме того, в каноническом изображении мы можем передать многосюжетность и цельность темы. Например, в иконе Воскресения Христова в композицию входит и сошествие во ад, и явление апостолам, и многое другое. Можно ли это изобразить в академической живописи? Только расчленив это изображение на несколько сюжетов. Но тогда потеряется взаимосвязь событий, их логика.

- Не так давно в художественном музее проходила выставка икон, выполненных на стекле. Насколько важен материал, на котором пишется икона? Например, один из исследователей писал, что материалы, из которых делается икона, "должны быть прочными. Поэтому запрещается писать иконы на стекле" [1]. А отец Павел Флоренский придавал даже некий метафизический смысл материалам, из которых изготовлена икона…

- На этот вопрос трудно ответить однозначно. Есть моменты, когда человек сам должен чувствовать границы допустимого и недопустимого. Скажем, в храмах есть вполне канонические росписи витражей - чем это не иконы на стекле? В то же время было бы недопустимым делать фотографию иконы и клеить ее на стекло… Мне иногда задают вопрос: клеить их на стену вместо росписи? Мол, так удобнее. Но я считаю, что это нормальным не будет. Роспись есть роспись. Не нужно ее заменять лукавством.

Вот мы сейчас у меня дома, в мастерской. Здесь господствуют мои законы, законы моей семьи, в которой я глава. Когда же я выхожу на улицу, то автоматически начинаю подчиняться другим законам: на проезжей части, в магазине, в транспорте… То есть у меня в мастерской может быть какое угодно изображение: на бумаге, на картоне, ксерокопия, какой-то эскиз. Это мастерская, где я ищу образ, экспериментирую. Но я вхожу в храм, который задает свои правила, требует от человека определенного отношения. Здесь каждая деталь говорит о Боге. И от того, как она это говорит, зависит многое.

Когда мы только учились писать иконы в училище, то византийские образцы не были для нас авторитетом. Мы смотрели на них, как на нечто несерьезное, отдавали предпочтение реалистическому письму. А когда непосредственно коснулись византийской иконы, стали писать в каноне, то поняли, насколько это сложно. Это гораздо сложнее, чем реалистическое изображение. И намного глубже его и полнее.

***

Сегодня у нас строятся и восстанавливаются храмы. Это замечательно. Но еще до начала работ все же следует задуматься: что именно мы хотим восстановить и построить? Что будем ставить во главу угла: индивидуальный вкус, наличие подходящих мастеров или стремление полнее выразить истину и красоту Православия?

"У нас есть наследие Киевской Руси, - пишет диакон Николай Чернышев, - пусть во многом утраченное, но тем более драгоценное, великое, возросшее непосредственно под влиянием святых отцов Византии. Есть наследие эпохи Преподобного Сергия Радонежского и преподобного Андрея Рублева - времени наивысшего развития исихастских традиций на Руси. Сохранить памятники этих великих эпох - жизненно важное дело для Церкви, необходимое условие живого восприятия духовных традиций. <…> Культура названных периодов, наиболее точно выразившая идеи Православия на Руси, - поистине вдохновляющая для всего православного мира на все века" [2].

  1. Такую точку зрения высказывает Н.М. Тарабукин в работе "Смысл иконы".
  2. Чернышев Н., диакон. Связь истины и красоты / Богословие образа. Иконы и иконописцы. Сост. А.Н. Стрижев. - М. : Паломник, 2002.
Татьяна Жукова, фото Александра Шурлакова