Житие святителя Игнатия Мариупольского

Трудно представить, что именно на нашей донецкой земле около двух веков назад жил человек, личность которого и его современники, и потомки сопоставляли с личностью Божьего пророка Моисея. "Моисей Мариупольских греков" - так называют святителя Игнатия Мариупольского, митрополита Готфейского и Кафайского. Как пророк библейских времен Моисей избавил израильский народ от рабства египетского, так и святитель Игнатий избавил крымских греков от подчинения татарам.

Родился будущий святитель Игнатий в 1715 году на греческом острове Фермия (нынешний Китнос) в знатной благочестивой семье Гозадино. Родители назвали его Иаковом. Остров Фермия в то время находился под властью турок. Покоренные иноверцами греки, хотя и имели определенные права - как гражданские, так и религиозные, - никогда не забывали о том, что их родина была в прошлом центром всего православного мира. Они мечтали о ее возрождении и в этой надежде воспитывали своих детей.

Иноческое служение

Образование Иаков получил в Венеции, в созданной там Греческой коллегии. В самой Греции состояние образования было тогда не самым лучшим. После школы Иаков ощутил монашеское призвание, взял благословение родителей и отправился на Святую Гору Афон, где монашеский подвиг нес один из его близких родственников. Иаков всем сердцем полюбил иноческое житие с отречением от мирской суеты, поэтому еще юношей он принял монашеский постриг с именем Игнатий в честь великого святого Игнатия Богоносца. Пройдя все иерархические степени священства, вплоть до епископского сана, Игнатий (Гозадино) проявил себя как добрый и трудолюбивый пастырь, за что снискал любовь и уважение своих пасомых.

Сан митрополита

В 1769 году по решению Священноначалия Владыка в сане митрополита возглавляет в Тавриде Готфейско-Кафайскую кафедру. Он поселяется в Свято-Успенском монастыре недалеко от Бахчисарая. В то время Свято-Успенская обитель была светочем для всех христиан полуострова. Из этого монастыря святитель Игнатий управлял епархией, здесь молился за паству, размышлял над ее нелегкой судьбой. Внучатый племянник Святителя - Игнатий Иванович Гозадинов, повествует о жизни греков под властью татар и приводит ужасающие факты: "Какова же была жизнь бедных греков, совершенно порабощенных азиатскими народностями? Дабы всякий мог судить об этом, я приведу один-другой пример, переданный мне старичком-очевидцем, бывшим во время оно мальчиком при митрополите. Приходит один грек к Его преосвященству и со слезами говорит: "Эфенди! (Так величают турки и татары знатных особ) Эфенди! Мой четырехлетний сын, услышав, как муэдзин кричит на минарете: "Магомед ирресул алла", сам закричал то же; татары схватили ребенка и, сказав, что он перешел в ислам, омусульманили его". "Эфенди! - взывает другой. - Татарин выбил на улице из своей трубки остаток еще горевшего табаку, чтобы закурить от него вновь набитую трубку. Мой старый и почти слепой отец, не заметив этого, наступил на огонь. Увидев в этом оскорбление для себя, татарин, не долго думая, и не говоря ни слова, застрелил его, как собаку".

Семь трудных лет управлял своей кафедрой святитель Игнатий, вознося слезные молитвы за притесняемую паству. Господь открыл ему путь избавления от притеснений его единоверцев. Подобно Моисею, на святителя Игнатия возлагалась нелегкая миссия исхода православных греков из татарского Крыма в христианскую землю Русского Приазовья.

Во главе греков-переселенцев

Когда разразилась русско-турецкая война 1768-1774 гг. и Крым в 1771 г. был занят русскими войсками, архиепископ Игнатий через командующего русским оккупационным корпусом в Крыму В. М. Долгорукова обратился с письмами к Святейшему Синоду и к императрице Екатерине II с просьбой принять христиан в подданство России. Начались переговоры, в ходе которых было решено начать агитацию аз переселение православных греков на территорию Российской империи. В этом переселении была заинтересована сама Россия, ведь 30 тысяч человек, которых можно было вывести из Крыма, значительно ослабили бы Крымское ханство. Качества дипломата помогли святителю Игнатию добиться для своей паствы больших экономических и земельных льгот, но главным было то, что у греческого народа появилась возможность навеки избавиться от притеснений в сфере религиозной жизни.

«Великий переход греков в Азов». Георгий Коротков (резьба по дереву, кедр)Призыв начать подготовку к исходу прозвучал после Божественной Литургии 23 апреля 1778 года в пещерной церкви Свято-Успенского скита. Гонцы по всему полуострову оповестили единоверцев. Примечательно, что среди греков не оказалось ни одного предателя: турецко-татарские власти Крыма ничего не узнали о готовящемся событии и не сумели ему помешать. Оставив дома и могилы предков, в июне месяце, с великой святыней - Бахчисарайской иконой Божией Матери Одигитрией, название которой переводится как "Путеводительница", - греки отправились в путь. С собой они забрали также икону святого Георгия Победоносца из обители на Фиоленте. Военной стороной исхода руководил Александр Васильевич Суворов, а духовно-административной - владыка Игнатий. Около двадцати тысяч человек покинуло пределы турецко-татарского Крыма.

Во время странствования греков ожидало множество трудностей и страшных болезней, которые успешно преодолевались благодаря молитвам архипастыря Игнатия. Так, когда приключилась неизвестная страшная эпидемия в пути, святитель Игнатий молился священномученику Харлампию, и народ был спасен. Митрополит Игнатий, не жалея сил, трудился для своих пасомых, помогал им переносить тяготы пути - ни один человек не был обойден его заботой. Но как некогда евреи в пустыне, так и греки не всегда были благодарны полагавшему душу за них. Многие роптали, предлагали вернуться назад, сетовали на трудности пути. Однако, ничто не могло уменьшить любовь Владыки к своим духовным детям и он искренне радовался, что совершилось чудо милосердия Божия и народ его спасен.
 

Во граде Мариуполе

На русском берегу Азовского моря, где остановились переселенцы, по благословению митрополита Игнатия был заложен город Мариуполь, названный в честь Царицы Небесной, Покровительницы христиан в пути и в дальнейшей жизни на новом месте. Владыка перешел под омофор Русской Православной Церкви как викарный архиерей Херсонской и Славянской епархии, с сохранением титула митрополита Готфейско-Кафайского. За проявленный подвиг и мужество императрица Екатерина II наградила Святителя высокой наградой - бриллиантовой панагией.

Первейшей заботой митрополита Игнатия стало устроение духовной жизни пасомых: живя под покровительством православной державы, греки теперь уже беспрепятственно могли исповедовать веру Христову. Владыка основывал новые поселения, строил и освящал в них храмы. В одной из церквей Мариуполя установили принесенную из Крыма икону Божией Матери. Другую икону - святого Георгия Победоносца - Владыка оставил у себя: перед этим образом святитель Игнатий постоянно молился о благополучии своего народа.

Тяготы жизни на новом месте, опасность нападения турецких десантов, которые нередко высаживались на побережье с целью вернуть бежавших, - все это вызывало ропот малодушных людей. Они начали обвинять Святителя во всех своих бедах и нестроениях. Митрополит же все переносил со смирением. Архиепископ херсонский и таврический Гавриил, рукопись которого находится в Записках одесского общества истории и древностей (том 1-й 1861 года), указывает: "Во время построения Мариуполя главный основатель его, преосвященный Игнатий, заботясь об устроении для словесного стада своего пристанища, сам почти не имел его. Он жил, наравне с беднейшими из своих единоплеменников, в убогой, мрачной, сырой землянке. Сверх того, его посетило тут несчастье: возникший пожар превратил в пепел все его имущество; после чего хотя и построен был для него удобный дом, но святитель не находил в нем уже совершенного спокойствия, будучи тревожным частыми огорчениями от своих соотечественников".

В рукописи архиепископа Гавриила рассказывается о месте, где пребывал святитель Игнатий: "Он избрал для духовного отдохновения особое место, в шести верстах от города вверх по речке Кальмиус, где развел хороший фруктовый сад, выстроив в нем каменную келью для молитвословия. Поблизости оттуда сооружен был, также каменный, черепицей покрытый домик о пяти окнах. Здесь предполагал Преосвященный устроить монастырь во имя великомученика и победоносца Георгия, особенно греками почитаемого; но со смертию его пересеклись и все благородные его преднамерения".

Отношение соотечественников

В 1786 году после двухнедельной болезни Владыка отошел ко Господу. Похоронен он был в первом мариупольском храме - в соборе святого Харлампия. Но неблагодарность соотечественников еще долго не иссякала как по отношению к святителю, так и к его родне. "Загородный приют Преосвященного обветшал, сад заглох крапивою, а келья и молитвенный дом разрушаются. Со смертью его прекратилось и существование в Poccии eпархии Готфийской и Кафийской, с ним же и возникшей и продолжавшейся без малого семь лет", - рассказывает архиепископ Гавриил.

А вот что вспоминает И.И. Гозадинов: "Въехавши в город (Мариуполь) и проезжая по главной улице, я вдруг увидел возвышающийся передо мною великолепный новый храм, недалеко от старой Харламовской церкви. Сердце мое болезненно сжалось; я догадался, что могила деда-святителя осиротела. На другой день, отслужив обедню в новом благолепном соборе, я просил священника отслужить панихиду на месте, где покоятся останки деда. Засуетились об отыскании ключа от упраздненной церкви и с большим трудом где-то нашли его. Мы вошли в церковь и что же увидели? Церковь совсем опустошенная, а на могиле святителя, как будто нарочно, навалено всякого мусора выше человеческого роста. Больно мне было смотреть на это, и мы - я с дьяконом и сторожем - принялись было расчищать место могилы, но, видя, что наши труды ни к чему не приведут, принуждены были стать в сторонке и молиться..."

И все же через некоторое время имя Святителя, доселе находившееся под покровом полузабвения, вновь пробудило благодарную память о нем среди православных Русского Приазовья. Панихиды на могиле праведника собирали множество людей, проводились чтения и исторические изыскания о его жизни и трудах. Над склепом Владыки была установлена памятная доска.