Величаем Тя, Пресвятая Дево и чтим Твоих родителей…

Иоаким и Анна были из рода Давидова. Безчадство вообще у евреев считалось наказанием, обличением Божиим за грехи тайные или явные. Безчадство же в Мессианском роде резко бросалось в глаза и подвергалось жестоким насмешкам и поношению.  

Бог испытывал праведную чету этим непростым искушением. Испытывал до старости.  

Когда священник не принял жертву Иоакима в большой праздник и прилюдно "обличал" его в грехах, то нужно понять, что Господь попустил священнику так поступить, видя, что Иоаким силен смирением вынести это и не вспылить, не возроптать, не отчаяться.  

Иоаким не стал спорить со священником, не стал бить себя в грудь и заявлять - "Я - праведник! Бог свидетель!" (Что, к сожалению, нередко встречается ныне: "Я – православный! Я – спасающийся! Не то что некоторые…") 

Таково свойство подлинной праведности – она не видит себя праведной. И чем чище и праведнее человек, тем сильнее в нем ощущение своего недостоинства и недостаточности в духовном отношении. Почему? Потому что перед ним все ярче раскрывается истинный Праведник, в полном и прямом смысле этого слова – Господь и Бог наш Иисус Христос. В Евангельском свете любая наша праведность – это карикатура на праведность.

Иоаким признал себя достойным такого прилюдного унижения. Глубоко смирился, ушел в пустыню и обратился с молитвой ко Господу – к этому единственному утешению праведника. 

Узнав о таком унижении супруга, Анна сама уединилась и обратилась к молитве с тем же чувством осознания своей греховности и недостоинства.

Просили ли они себе ребенка? Если и было это желание в их молитве, то оно оканчивалось словами: «Да будет, Господи, воля Твоя»… Только на такую взрыхленную смирением почву сердца может упасть семя благодати и милости Божией. И оно упало. И дало тысячекратный плод. У праведных старца и старицы родилась Звезда, раждающая Солнце – Пресвятая и Пречистая Дева Мария.

 

Григорий Шуляк